?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Личность и группа

Оригинал взят у evo_lutio в Радость быть съеденным


Одной из самых главных преград на пути понимания темы каннибализма является принцип удовольствия. Субъективно человек ориентируется именно на него – тянется к тому, что приятно, отталкивает то, что противно, поэтому представление о том, что удовольствием может сопровождаться нечто, что убивает, усваивается с таким трудом.

Чтобы помочь этой мысли усвоиться, я расскажу вкратце, почему скармливание себя так приятно. Человек – существо социальное, как известно, но еще более социальной является его личность. Я уже писала о том, из чего состоит личность, но важно так же понимать, что образ собственного Я – это умственная модель себя глазами других, их оценки, их ожидания, их отношение. Когда воспитатели прививают ребенку его личность, он долгое время говорит о себе в третьем лице и так же воспринимает. Только в старшем подростковом возрасте происходит нечто, что можно считать частичной эго-интеграцией, но до полной нам всем далеко.

Пару часов практики деперсонализации, когда человек избавлен от всех внешних стимулов, лишают его целостного самовосприятия, и он буквально заново собирает себя по кускам, вспоминает кто он, где он и что все это значит, восстанавливает и проверяет весь набор основных идентификаций. Все дело в том, что личность – это очень условная человеческая единица, как и отдельный организм. Человеческой единицей на самом деле до сих пор является группа. Чем более примитивна культура, тем меньше люди в ней отделяют себя от рода и племени. Внутриродовой альтруизм тем сильнее, чем сильнее ненависть к «чужим», которые противопоставляются своим. За то и другое отвечает один гормон – окситоцин. Человек очень плохо отличает себя от тех, кого он очень сильно любит, и в альтруизме, на самом деле, нет ничего сверхчеловеческого, а есть лишь древняя человеческая способность к идентификации с «братом». Любовь – это клей, которым поддерживается сплоченность группы и ее защита от врагов. Можно сделать вывод, что в эволюции люди постепенно развивают индивидуализм, учатся искусственным путем поддерживать осознание своих границ, однако при любом удобном случае они готовы к слиянию и потере Я. Нельзя думать, что слияние – это какое-то ненормальное состояние для человека, возникающее из-за травматизации. Беспокойство и беззащитность усиливают потребность в слиянии, но изначально эта тенденция присутствует по дефолту. Это то состояние, из которого очень медленно и постепенно выходят хомо сапиенсы, учащиеся разделять стаю и себя. (На индивидуальном уровне из этого состояния постепенно выходит человек, накапливающий ресурсы и сознательно поддерживающий свои личные границы)

В примитивных племенах коллективная идентификация настолько сильна, что одного слова шамана, носителя коллективной воли, достаточно, чтобы человек лег и умер. В начале 20-го века сотни изумленных исследователей посвятили этой теме свои монографии. Но и современные люди сохраняют суверенитет личности весьма условно. В любой толпе эти границы исчезают, внушаемость и бесстрашие растут. В толпе человек превращается в то, о чем без того не мог бы и помыслить. То же самое касается маленьких сплоченных групп и даже пар. Везде, где одна личность имеет дело с другой на близком расстоянии, более сильная начинает влиять на более слабую. И чем больше это влияние, тем слабее подчиненная личность, тем сильнее сокращается дистанция. Этот процесс запускается сам собой и нарастает, если ему не сопротивляться.

Удовольствие от слияния и скармливания – совершенно естественно. Мозгу достаточно безразличны мнимые границы личности. Мозг хомо сапиенса способен искренне вознаграждать индивидуума за то, что он приносит пользу тому, кого он идентифицировал как свою часть, тем более лучшую свою часть. Еще Гамильтон открыл (а Докинз популяризировал) феномен так называемого генетического эгоизма, благодаря которому особь ведет себя альтруистично по отношению к носителям родственных генов, поскольку для генов безразлично, кто выживет из особей и жертва одного ради спасения нескольких других или даже одного, более здорового и сильного, эволюционно оправдана, закреплена и поощряема на генетическом уровне. У людей этот механизм запускается мозгом и духовное родство включает тот же механизм,  что и генетическое у насекомых. Когда человек начинает считать кого-то более значительным и важным, чем он сам (то, что чувствуют женщины, влюбляясь, и мужчины, находя себе фюрера или гуру) он автоматически начинает отдавать все в его пользу, и ресурсы, и даже жизнь, получая от этого такое наслаждение, как будто это не другой – а он сам, но только больше. На психофизиологическом и даже биохимическом уровне именно так и интерпретируется мозгом другой – как лучшая часть себя. Именно поэтому для того, чтобы скормить себя, не нужно никаких специальных ухищрений, достаточно всего лишь своей преданной любви и нарциссизма того, кто принимает, его уверенности в праве принимать.

Календарь

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки




Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow